Архитекторы Мария и Дмитрий Храмовы рассказали нам
о своих планах на новую кофейню в стиле ар-нуво
и обсудили с нами наши дела, касающиеся городской навигации.

#19 Meeting Дмитрий и Мария
Храмовы 

о планах, делах и ресторанах

О городе

— Я считаю, что набережная — это хорошее место,
с которого можно начинать работать с городской навигацией. Река — это в любом случае зона притяжения. Хорошо бы, чтобы у проекта было продолжение на этих же спусках где-нибудь на уровне Молодогвардейской. Чтобы система стендов внизу замыкалась зеркально системой стендов наверху,
и не важно было бы, идёт человек с набережной
или на набережную.

— Мы рассматриваем Молодогвардейскую в будущем
как основную туристическую пешеходную магистраль. Она начинается от Самарки, где находилось первое Самарское городище, и нанизывает на себя все туристические локации. Самарская площадь, площадь Куйбышева, цирк, Дворец Спорта, все университеты. Система «стекляшек» в «Шанхае» сейчас пустует
и практически не используется, но это место обладает большим потенциалом. С Молодогвардейской вниз
мы осваиваем весь старый город.

— У нас есть проект, согласно которому на площади Куйбышева должно стоять 18 городских торшеров.
Это светящиеся конструкции, со скамейками, афишей
и крышей от дождя. Это точки притяжения, у которых можно назначать встречи, узнавать события. Каждый торшер ещё и музыкальный: ты можешь вставить свою флешку и слушать музыку, какую хочешь.

— Мне кажется, аэропорт вообще отстранён от города. Ему нужна своя внутренняя навигация. И человек, находящийся в аэропорту, вообще не представляет устройство города.

О делах

— Если вы помните кофейню White Cup, то мы закрыли её достаточно давно, но сейчас открылись в новом месте, в новом формате и под новым названием в Музее Модерна. Мы спонтанно открылись эти летом, поставили зонтики-столики и всё — это неполноценная была кофейня. А сейчас я на свой страх и риск делаю там ремонт, и, я думаю, до нового года мы откроемся.
По интерьеру: там так же будет присутствовать красный цвет, как и в White Cup, это будет микс из современного стиля и ар-нуво. Ведь ар-нуво — это, если буквально, «новый стиль». Планируем повесить мультимедийные экраны, проводить лекции и выставки видеоарта. Уже сейчас готовится очень интересная выставка — меню эпохи модерна.

— Архитектор всегда будет ходить на открытии заведения с недовольным лицом и везде показывать пальцем: «это вот недоделали», «это неправильно»...
В любом проекте есть идеальное — то, что ты проектируешь, придумываешь. И реальное — это то,
что не получилось технически, на что не хватило денег и так далее. Архитектура — это всегда компромисс.

— Взять, например, ЯрБар. Сам бар сделали по нашему замыслу — там раздвижные стены стометровой длины, светящиеся лёгкие объекты, которые как ветер должны пролетать через всё это стометровое пространство, такие конструктивистские параллелепипеды везде.
А в холле должна быть лестница, которую должны поднимать вверх эти параллелепипеды и потом залетать в основной зал. И вдруг я прихожу и вижу,
что у лестницы вместо этих светящихся современных динамичных объектов — кованые, патинированные золотом перила. Я люблю металл, но это же совершенно другая концепция. Это супрематический белый ветер, тонкие белые объекты, которые пронизывают пространство. А тут вдруг кованые перила. Это меня расстраивает.

— В детстве я ненавидел кисель, и у меня был любимый розовый карандаш.

— А вот с Аэропалычем отлично получилось. За три дня мы всё придумали. Свеху свесили большие цветные турбины, взрезали мрамор посадочными полосами
и забацали бетонные тумбы, которые как крылья встроили в столы. И, как последний штрих, вставили
в бетон множество пробирочек с цветами.
Эта концепция объединяла бетонный индастриал старого аэропорта, корнями прорастающий через пол,
и цветное, яркое ощущение полёта. А среди всего этого, как травинки, проросшие сквозь бетонную полосу, — тоненькие пробирочки. Правда, из-за этого бетона
потом подавали в суд: «мол, это неуважение
к потребителю — оставлять необработанные бетонные стены, вы, мол, чего, не можете ремонт закончить?». Пришлось потом доказывать, что по бетону идёт специальная пропитка, которая не даёт ему осыпаться
и проходит по требованиям СЭС.

Вам тоже есть, о чём рассказать?
Давайте знакомиться:

Пред. След.
comments powered by Disqus