В последний рабочий день последнего всенародно избранного мэра Самары мы выяснили, почему «ВСамареХорошо», получили похвалу за навигационный проект и поговорили о профессиональных деформациях.

#38 Meeting Дмитрий
Азаров

Сегодня мэр, а завтра сенатор

Какие советы и рекомендации, как важный человек и мэр, вы можете дать людям, которые хотят проявить какую-то инициативу? Например, посадить дерево, памятник поставить или просто подъезд отремонтировать. Что нужно делать, с чего начинать?

Самое главное — делать. Хочешь посадить дерево — выйди и посади: привези саженцы с дачи и посади. Это, вполне очевидно, привлечет внимание соседей. Очень много примеров, когда что-то начинал делать один человек, а потом из этого рождалась целая общественная инициатива. В итоге люди получали, например, благоустроенный двор. Наша программа «Двор, в котором мы живём» реализуется на условиях конкурса именно для того, чтобы помочь активным людям, таким, о которых вы говорите. Они начинают что-то делать сами (по условиям программы это как раз необходимо), а потом, собирая подписи, подтверждают, что готовы принять участие в содержании двора, в ремонте. Тогда заявка принимается, сопоставляется с другими, и определяется победитель. Как раз благодаря таким вот инициативным людям многое в городе сделать удалось, а самое главное, включить десятки, а возможно, уже и сотни тысяч людей в историю таких позитивных преобразований в нашем городе, начиная со своего двора, дома, улицы и так далее. Сегодня с тем, чтобы обратиться в органы власти, проблем вообще нет. Мы четыре года этим занимались, и сегодня открытость, доступность городской власти, на мой взгляд, обеспечена.

— Не надо думать, что если у вас есть какая-то замечательная идея, то вас тут же поднимут на руки и занесут на пьедестал. Так не бывает.

Нам, например, для того чтобы установить первый тестовый навигационный стенд, пришлось сильно потрудиться в организационном смысле.

Ну а как же? Конечно. Всё нужно проверять. Иначе мы будем попадать в такие истории, как сейчас наша Епархия. Решили поставить храм, а оказалось, там под землёй метро. Это обычная история — приходят жители и говорят: «Мы хотим здесь дерево посадить». А там проходят коммуникации, и в соответствии с техническими регламентами нельзя сажать деревья. Кустик можно. И то лучше в охранной зоне. Город — это сложная система, а соблазн простых решений всегда очень велик. Вот я придумал здесь поставить стенд, а здесь посадить дерево, потому что это будет хорошо, а на самом деле есть ещё куча доводов, почему этого делать нельзя. Только когда люди погружаются в проблематику города, они начинают более осторожно подходить к принятию таких решений. Это обычный процесс — увеличивая область знаний, ты увеличиваешь область незнания.

У нас есть общественные организации, выросшие из частных инициатив. Люди брались за какую-то тему, углублялись в неё, понимали, насколько она сложна и с чем взаимосвязана. Главное — не надо бояться, нужно предпринимать попытку действия. А чиновники, они, конечно, играют роль балансирующую и делают всё для того, чтобы принятые решения не были бездарными. Таких решений достаточно много, кстати – решений, которые сиюминутно принимались без предварительной проработки и создавали проблемы на десятилетия вперёд. Чтобы этого избежать, нужно взаимодействовать с органами исполнительной власти. Сегодня готовность взаимодействовать, безусловно, есть. Пример простой и значимый: вы потратили на установку стенда три месяца, а сколько потратили времени люди на установку памятника основателю города? Десятилетия! Но мы это сделали. Не надо руки опускать. Не надо думать, что если у вас есть какая-то замечательная идея, то вас тут же поднимут на руки и занесут на пьедестал. Так не бывает. Мало того, что у вас должна быть хорошая идея, вы должны ещё людей заразить этой идеей. Всё становится материально, когда идея овладевает массами — так было у классика марксизма-ленинизма. Или вы уже из другого поколения? В любом случае, без этого никак. И когда у вас появляются сторонники, вы начинаете развиваться. Не надо от первых неудач, неприятия руки опускать, иначе ничего вообще в жизни не сделаешь.

— Это обычная история — приходят жители и говорят: «Мы хотим здесь дерево посадить». А там проходят коммуникации, и в соответствии с техническими регламентами нельзя сажать деревья. Кустик можно. И то лучше в охранной зоне.

А будет Культурная Самара дальше?

Конечно, я в этом уверен.

Мы хотели бы весной опять прийти на заседание по поводу продолжения проекта по навигации; cтенды, опять же, на всех спусках установить.

Ну почему весной? Зимой приходите, чтобы весной уже начать реализовывать. Жизнь человека коротка, мы хотим всё всегда побыстрее, это я понимаю, но есть вещи, которые требуют более серьёзной проработки. Сама идея понятна, сейчас надо её уложить в общегородскую концепцию и дальше последовательно реализовывать. А сама идея поддержана, и спасибо вам за это.

Есть ещё у нас в администрации управление по работе с общественными организациями и объединениями. И там, поверьте, люди очень активные и проактивные. К ним приходят с идеями, а они помогают оформить их как грант, упаковать и, более того, помогают с отчётами. Это место называется Департамент административной реформы, в котором есть управление по работе с общественными организациями. Поверьте, люди там сегодня работают не забронзовевшие. Те, которым не скучно и которые являются во многом проводниками между чиновниками и активными людьми.

— Всегда есть возможность сказать: это Азаров, сукин сын, не доработал. Мы и буфер негатива, и канализация проблем, и канализация протеста. Большинство глав городов — совершенно адекватные люди и прекрасно это понимают.

Наш друг Андрей Кочетков из «Другого Города» задаёт вопрос: есть ли какое-то дело, которое вы не успели завершить, уходя с поста мэра, и, прямо скажем, очень жалко?

Да, конечно, я не успел город привести в соответствие с теми представлениями, которые у меня есть в отношении родного города Самары. Это историческая часть города в первую очередь. Я там вырос. Когда в 2011 году мы впервые разработали программу по сохранению историко-культурного наследия, она касалась в том числе и исторических зданий. Вообще, когда в конце 2010 года я стал обсуждать это с коллегами, они стали говорить: «Всё-всё-всё, на выборах это было, давай забудем всё, тема неподъёмная — десятки миллиардов рублей. Давай просто этого делать не будем, давай просто забудем, как будто мы об этом не говорили». Но я так не привык. Обещали решить проблему с детскими садами — в этом году она должна быть решена для детей в возрасте от 3 до 7 лет. Пообещали, что будем этим заниматься — значит, будем. И, казалось бы, денег нет, зачем за это браться? Но смотрите, какая интересная штука — уже через пару лет мы стали городом, принимающим чемпионат мира по футболу. И когда нужно было быстро представить документацию на федеральный уровень, заявить объекты — у нас уже всё было. Потому что в рамках этой городской программы были разработаны дефектовки, есть инвентаризация объектов, находящихся под охраной государства... Работа уже была проведена. А сегодня мы уже имеем средства на приведение в порядок исторической части города, которые прописаны в региональном бюджете. Я это сделать не успел, но к 2018 году это будет сделано, потому что все эти направления деятельности уже упакованы в городские и региональные программы и, соответственно, уже прописаны в бюджет. Но не успел. Нельзя сказать, что что-то одно не успел — сегодня вот буду отчитываться перед горожанами, в том числе и по той народной программе 2010 года, которая была составлена ещё во время выборов.

Я, кстати, получил смску сегодня — пишет знакомый один — сегодня, говорит, у тебя отчёт, а чего тебе отчитываться, ты просто выйди и скажи: «сделано до хрена», — и на этом отчёт заверши. Но мы так не поступим.

Какие-то перемены люди видят — если сравнить статьи в прессе в самом начале и теперь — уходящий «тёплый ламповый» мэр...

Ну есть же и другие статьи. К негативу я отношусь нормально. Возглавлять миллионный город и думать, что можно обойтись без критики — это надо быть очень наивным человеком, который никогда в системе управления не работал в принципе, тем более в муниципальном управлении. Потому что муниципальное управление — это самый близкий к людям уровень власти, и оно всегда на раздаче. Всегда есть возможность сказать: это Азаров, сукин сын, не доработал. Мы и буфер негатива, и канализация проблем, и канализация протеста. Большинство глав городов — совершенно адекватные люди и прекрасно это понимают. Мы придаём системе эластичность, а значит, большую устойчивость. Тут важно, чтобы не было так называемого эмоционально выгорания. Со мной, слава богу, этого не случилось. Это, на самом деле, штука опасная. Может, пока не случилось. И пока не случилось — я для общества не потерян. Я могу воспринимать остро и могу отделить необоснованный негатив, а иногда просто зависть, от смысла. С одним мужиком вот как-то на площади Кирова выясняли отношения. Он говорит: «А чего ты с моей женой фотографировался?». С какой женой — не знаю. А он примерно ровесник, и где-то на набережной она подошла, а потом ему показала фотографию радостно. У него возник негатив. И такое бывает. Ну что теперь делать. А профессиональная деформация всё же есть. Приехал я в Сочи на экономический форум, иду по Олимпийской деревне и смотрю, как у них плитка уложена, смотрю, как контейнерные площадки оборудованы, и понимаю, что здесь вот сделано не очень качественно, а здесь делать так вообще нельзя... и так далее.

— Попробуйте объяснить, чем занимается ваша компания человеку, который привык всю жизнь уверенно держаться за вымя коровы и понимать, что это вот и есть правда жизни.

Вы же наверняка больше знаете о деятельности других мэров, чем мы. Можете себя как-то сравнить с ними?

Здесь очень бросается в глаза то, что мы в Самаре серьёзно отстали. Лет 15-20 мы потеряли. Даже с 2000 года, когда вся страна отошла от края пропасти, во многих городах стали происходить вещи, которые не происходили в нашем. Вспомните — у нас на весь постсоветский период до недавнего времени не было построено ни одного детского садика, ни одной новой школы, ни одного общедоступного спортивного объекта или медицинского учреждения не строилось. Представляете, как мы отстали? Я возглавляю Ассоциацию городов Поволжья, приезжаю и вижу, что за эти годы произошло там. И Нижний, и Казань, и Чебоксары, и Саранск, а у нас не происходило ничего. И когда ты всё это видишь, ты сравниваешь. Вот был путь один, который выбрала, например, Казань и республика в целом, а вот был путь другой, который выбрала Самарская область и Самара. И вот разные результаты. Сейчас у меня уже меньше внутренних переживаний по этому поводу, поскольку динамика, которая сейчас есть у нас — она лучшая. Просто лучшая. По тому же жилью — если мы два года подряд сдавали по 900 тысяч квадратных метров, а в этом году миллион, то другие города выходят на миллион в один год, а потом только 200, 300, 400 тысяч метров. Потом опять поднакопили — раз! — показали себя в российском рейтинге, на первое место вылетели и снова ушли далеко вниз.

Так вот, динамика у нас сейчас по всем направлениям такая, что за работу не стыдно. Все познаётся в сравнении. И здесь очень важно оценивать именно динамику. Мы её точно сохраним и приумножим. Потому что инерция велика. Этот корабль только разогнать тяжело. Ещё есть инерция бюджета, который формируется на три года. И в 2014 году мы эту инерцию преодолели. В 2011 году все бюджеты были уже сформированы, и было очень тяжело пробиться. Меня ещё на этапе предвыборной кампании обвиняли: а ты чего себя ведешь как мэр? Чего ты к Голиковой ездишь, за больницы деньги просишь, чего ты в Фонд поддержки ЖКХ направился, чего в Минрегион по дорогам... Если бы я не ездил тогда, то мы бы в 2011 году получили очень немного. 2014 год — это первый год, когда наша работа 2011 года по проектированию, формированию программ, подаче заявок в региональные и федеральные бюджеты дала в полной мере свои плоды. А дальше это всё только будет наращиваться. Я почему говорю уверенно — потому что сейчас мы уже всё сделали для следующих трёх лет. На самом деле это очень важно. Но сегодня это нельзя потрогать. Поэтому для людей это кажется не так важно. Попробуйте объяснить, чем занимается ваша компания человеку, который привык всю жизнь уверенно держаться за вымя коровы и понимать, что это вот и есть правда жизни.

Расскажите, что дальше будете делать, и как деятельность будет привязана к Самаре, на чём будете фокусироваться?

Во-первых, я сенатор от Самаркой области. Вчера я встретился с Валентиной Ивановной Матвиенко. Услышал от неё очень серьёзное предложение. Не будем опережать события — на той неделе, я думаю, это станет уже известно и будет закреплено формально.

Ещё я возглавил Всероссийский Совет по местному самоуправлению — это крупнейшая общественная организация муниципальной сферы в нашей стране. Одна из тех организаций, к которой напрямую обращался Президент страны в своём Послании, говоря о совершенствовании системы местного самоуправления. Получается три ипостаси. Сенатор, который должен защищать интересы Самарской области. Для меня очень важно, что в этой должности я не теряю связь ни с Самарской областью, ни с Самарой. Николай Иванович Меркушкин тоже сказал, что серьёзно рассчитывает на мою активную работу, более активную, чем велась в предыдущие годы, для того чтобы мы привлекали средства федерально бюджета, попадали в федеральные программы и так далее. При этом большая работа связана с местным самоуправлением: и в рамках общественной организации, и в рамках работы комитета, в котором я буду трудиться. Хочу сказать, что этот комитет не ограничивается только местным самоуправлением, а включает в себя вопросы региональной политики, федеративного устройства, строительство, ЖКХ, межнациональные вопросы и так далее.

Понимая, что город родной, я, извините, многим министрам еще нервы помотаю, для того чтобы Самара была в шорт-листе финансовых заявок.

Вы продолжите вести Твиттер?

Посмотрим, будет ли необходимость. Это же не самоцель, а способ быстрой коммуникации с людьми. Почему он — потому, что там есть ограничение по знакам. Понятно, что весной-осенью у людей открываются их творческие способности, и они могут писать мне по пять, по десять листов текста. А здесь, если у человека действительно болит, если ему действительно нужна помощь, он лаконично и чётко скажет самое главное. А мы сможем не потонуть в этом море информации, увидеть и отреагировать. Идея здесь очень простая. Есть официальные сайты у каждого уровня федеральной власти, региональной, муниципальной, куда можно зайти и оставить там заявку. Но человеку ещё надо знать, что такой сайт есть, ещё на него зайти, ещё зарегистрироваться. Мы сделали шаг навстречу людям. Мы пошли туда, где люди уже есть, туда, где им удобно. Думаю, что продолжу. Но если вы обращали внимание, то отвечаю я ночью, днём это практически невозможно — очень редко, если в пробке стоишь, есть время пообщаться. А в основном звонки, решения, поехал, что-то надо поправить и так далее. Каждый день не получается. Но работа сейчас выстроена так, что каждый день и не надо. Каждый департамент, каждый глава района свои вопросы видит и отрабатывает. Надеюсь, это продолжится. Я буду присутствовать. Но в каком объёме — время покажет.

Этот проект — «В Самаре хорошо!». И первый, несколько лет назад, и вот сейчас, который мы делаем, он зачем? Кто на него должен смотреть, и что должно от этого происходить?

Вот когда я зашёл, здесь стояли чистые чашки, а вот тут грязная. Можно было обратить внимание на то, что вот стоит грязная чашка здесь, и на этом сконцентрировать своё внимание. Очень многие люди в Интернете акцентируются на том, что плохо. Эта чернуха начинает забивать и овладевать большинством людей, представляющих городское сообщество. И в том числе формирует негативное отношение к нашему городу со стороны. Зашёл в сеть — дай-ка я что-нибудь про Самару посмотрю. Открыл — а там вот это. Грязные чашки на столе. Ну да, так случилось, ждали главу города, чашку не убрали, ну бывает, жизнь же.

Это попытка показать то, что изменения очень серьёзные происходят. В нашем городе уже очень многое хорошо. И приезжают люди из многих других городов и говорят: а вот это классно, а вот это здорово, а вот этого нет нигде больше. Человек так устроен — он ко всему привыкает. К хорошему быстрее. И мы тоже что-то уже не замечаем. Вот благодаря вам и тому, как вы это подадите, как раз сможете сформировать другое отношение к городу. Потому что без любви к своему городу, без гордости за него рассчитывать на то, что люди включатся в преобразование, а значит на то, что город будет ускоренными темпами хорошеть и благоустраиваться, не приходится. Если у вас будет брезгливое отношение к городу, то вы никогда ничего для него не сделаете. И он таким и останется. Наша задача поменять отношение людей. Во многом это уже получилось. Я просто это вижу. Это основа того, что Самара не провалится, не уйдет опять в это безвременье, о котором в том числе и здесь есть.

Вам тоже есть, о чём рассказать?
Давайте знакомиться:

Пред. След.
comments powered by Disqus